Имя прилагательное

В пособии содержатся упражнения для аудиторной и внеаудиторной работы, задания для проверки усвоения теоретического материала. Издание предназначено для студентов гуманитарных специальностей, изучающих курс современного русского языка. Печатается в авторской редакции. Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального -документа и предназначен для предварительного просмотра. Изображения картинки, формулы, графики отсутствуют.

А. С. Пушкин «Моцарт и Сальери»

М о ц а р т Нет — так; безделицу. Намедни ночью Бессонница моя меня томила, И в голову пришли мне две, три мысли. Сегодня их я набросал. Хотелось Твое мне слышать мненье; но теперь Тебе не до меня. С а л ь е р и Ах, Моцарт, Моцарт! Когда же мне не до тебя?

Недели три тому, пришёл я поздно Домой. Сказали мне, что заходил За мною он с нами сам-третей Сидит. Сальери И, полно! что за страх ребячий .

Что пользы, если Моцарт будет жив И новой высоты ещё достигнет? Подымет ли он тем искусство? Нет; Оно падёт опять, как он исчезнет: Наследника нам не оставит он. Что пользы в нём? Как некий херувим, Он несколько занёс нам песен райских, Чтоб, возмутив бескрылое желанье В нас, чадах праха, после улететь! Вот яд, последний дар моей Изоры. Осьмнадцать лет ношу его с собою — И часто жизнь казалась мне с тех пор Несносной раной, и сидел я часто С врагом беспечным за одной трапезой, И никогда на шёпот искушенья Не преклонился я, хоть я не трус, Хотя обиду чувствую глубоко, Хоть мало жизнь люблю.

Как жажда смерти мучила меня, Что умирать? Как пировал я с гостем ненавистным, Быть может, мнил я, злейшего врага Найду; быть может, злейшая обида В меня с надменной грянет высоты — Тогда не пропадёшь ты, дар Изоры. И я был прав! Особая комната в трактире; фортепиано. Моцарт и Сальери за столом.

Укажите грамматические ошибки и объясните причины их появления. Наблюдения обобщите, дайте вашу классификацию возможных ошибок в употреблении имен прилагательных. Автор поднял в романе одну из самых глобальных тем. Чем новаторскее стихи, тем больше они зацепят за живое. Смогла бы она пойти на более преступное дело? Это наши наиболее ведущие инженеры.

И, полно! что за страх ребячий Рассей пустую думу. Бомарше Говаривал мне: «Слушай, брат Сальери, Как мысли черные к тебе.

Что пользы, если Моцарт будет жив И новой высоты ещё достигнет? Подымет ли он тем искусство? Нет; Оно падёт опять, как он исчезнет: Наследника нам не оставит он. Что пользы в нём? Как некий херувим, Он несколько занёс нам песен райских, Чтоб, возмутив бескрылое желанье В нас, чадах праха, после улететь! Вот яд, последний дар моей Изоры. Осьмнадцать лет ношу его с собою — И часто жизнь казалась мне с тех пор Несносной раной, и сидел я часто С врагом беспечным за одной трапезой, И никогда на шёпот искушенья Не преклонился я, хоть я не трус, Хотя обиду чувствую глубоко, Хоть мало жизнь люблю.

Как жажда смерти мучила меня, Что умирать? Как пировал я с гостем ненавистным, Быть может, мнил я, злейшего врага Найду; быть может, злейшая обида В меня с надменной грянет высоты — Тогда не пропадёшь ты, дар Изоры. И я был прав! Моцарт и Сальери за столом.

㎳-

Мчатся бесы рой за роем В беспредельной вышине, Надрывая сердце мне Видно, реквием в душе уж был готов. Актеры-Моцарты произносят этот ответ с беспечной рассеянностью, можно сказать, с придурковатостью. Публика отзывается довольным, понимающим смешком. Действительно, как забавен этот Моцарт, чудак.

И, полно! что за страх ребячий Рассей пустую думу. Бомарше Говаривал мне: «Слушай, брат Сальери, Как мысли чёрные к тебе придут, Откупори.

Но правды нет - и выше. Для меня Так это ясно, как простая гамма. Родился я с любовию к искусству; Ребенком будучи, когда высоко Звучал орган в старинной церкви нашей, Я слушал и заслушивался - слезы Невольные и сладкие текли. Отверг я рано праздные забавы; Науки, чуждые музыке, были Постылы мне; упрямо и надменно От них отрекся я и предался Одной музыке. Труден первый шаг И скучен первый путь. Преодолел Я ранние невзгоды. Ремесло Поставил я подножием искусству; Я сделался ремесленник: Звуки умертвив, Музыку я разъял, как труп.

Поверил Я алгеброй гармонию. Тогда Уже дерзнул, в науке искушенный, Предаться неге творческой мечты. Я стал творить; но в тишине, но в тайне, Не смея помышлять еще о славе. Нередко, просидев в безмолвной келье Два, три дня, позабыв и сон и пищу, Вкусив восторг и слезы вдохновенья, Я жег мой труд и холодно смотрел, Как мысль моя и звуки, мной рожденны, Пылая, с легким дымом исчезали.

и полно что за страх ребячий рассей пустую думу бомарше

Всепоглощающей и миротворной бездной. А красота - есть! И, кстати, о Микеланджело.

За мною всюду. Как тень он гонится. Вот и теперь. Мне кажется, он с нами сам-третей. Сидит. Сальери. И, полно! что за страх ребячий .

Годы пролетели так, что не успела мать насмотреться на своих детей. Будто только вчера расчесывала им частым гребешком легкие волосики, стирала и латала нехитрую ребячью одежонку. Не свойственный взрослому, детский, незрелый. Пушкин, Моцарт и Сальери. Ему захотелось проделать на прощание что-нибудь такое, отчего ахнул бы сам Федор Кузьмич.

С этим ребячьим желанием Виктор стал стремительно набирать высоту.

Нежная душа

Место и значение камерных опер в творчестве Н. Римский-Корсаков и Новая русская школа……….. Римский-Корсаков в работе над оперным словом….. Пушкин и русский оперный театр…………….. Музыкальная драматургия и язык оперы………………….. Мея и русская опера…………..

И когда на третий день «человек, одетый в черном», заказал ему заупокойную мессу, — он тотчас же сел и стал И, полно! что за страх ребячий .

Ах, правда ли, Сальери Асиммметричная инверсия в формуле Моцарта: Нас мало избранных, счастивцев праздных, Пренебрегающих священной пользой, Единого прекрасного жрецов. Моцарт имеет в виду избранность создателей, Сальери - избранность убийцы. Не случайно предыдущее высказывание Моцарта насквозь проаллитерировано [в смысле - насыщено согласными].

Скопление трудносочетаемых согласных крепит весь узел инверсий, собирая вместе и оркеструя слова, рассыпанные по всему пространству речи Сальери: Инверсия внешней мотивации Сальери в первом монологе и в первом действии - внутренней мотивации во втором монологе. Графически отделенные друг от друга, две части второго монолога Сальери содержат в себе две различные и тоже взаимоинверсированные системы внутренней аргументации.

Первая апеллирует к общественной пользе, к обстоятельствам объективным и рационализируемым. Вторая - к субъективному и иррациональному. Эта финальная реприза Сальери тоже содержит кристалл инверсии, метаморфозы, качественной трансформации сюжета. Можно сказать, что Пушкин на каждом шагу дал понять, что все у него чревато обратным смыслом. В том числе и относительно Моцарта. Бог - демон, небесное - подземное.

14+ FIRST LOVE (2015)